О храме » Казанский храм села Суково

Казанский (Андреевский) храм деревни Суково является не только порушенной святыней Подмосковья, но и памятником классицистической архитектуры XVIII века. Каменный храм типа «восьмерик на четверике» с трапезной и южным приделом построен в 1745 году на средства владелицы сельца Суково Стефаниды Григоровой и её зятя секунд-майора Михаила Максимовича Кропотова. Главный престол посвящён преподобномученику Андрею Критскому – святому покровителю сына владелицы села, боковой – Казанской иконе Божией Матери. Трёхъярусная колокольня пристроена к храму в XIX веке, когда владелицей села стала княгиня Е.А.Ярославова.

Село Сухово впервые упоминается в исторических документах в 1578 году как владельческое, принадлежащее роду коломенских бояр Григоровых, присягавших на верность московским князьям, а позднее – Петру I. Появлению храма здесь предшествовала история целого поколения семьи Григоровых. Владелец села полковник Анурий Григоров, участник Полтавской битвы, умерший в 1731 году, оставляет жену Стефаниду и двух малолетних детей – Прасковью и Андрея. Последний становится единственным наследником, и до его совершеннолетия имением управляет его мать Стефанида.

В 1741 году Андрей был определён в Артиллерийскую школу в Петербурге. В это время начинается русско-шведская война (1741-1743), главные действия которой развернулись под северной столицей (Кронштадт, Выборг и т.д.). Можно предположить, что, отправляя сына на войну, Стефанида Григорова дала обет построить в своём фамильном селе храм в честь святого покровителя сына – преподобномученика Андрея Критского.

Попечение о строительстве храма берёт на себя её зять, муж её дочери Прасковьи секунд-майор Михаил Максимович Кропотов. В 1742 году ему дана благословенная храмозданная грамота от епископа Коломенского и Каширского Саввы, а уже 22 июня 1745 года из канцелярии владыки пришёл указ об освящении построенного храма. Имя М.М.Кропотова как устроителя храма внесено в клировую ведомость.

Война в 1743 году заканчивается, а в 1745 году в селе появляется каменный Андреевский храм с боковым приделом в честь Казанской иконы Божией Матери – заступницы русских войск в войне 1612 года. В 1749 году Андрей Григоров умирает в Петербурге от лихорадки, и построенный его матерью храм становится местом сугубой молитвы о упокоении души сына. Со временем село по названию храма стало именоваться Андреевским, но при неоднократной смене владельцев вернуло себе прежнее имя – с изменением одной буквы.

По дореволюционному административному делению село Суково входило в Суковскую волость Коломенского уезда. Название волости – Суковская – говорит о том, что главным её селом было Суково, а центром духовной жизни – Андреевский храм.

В описи храма, сделанной благочинным священником Василием Кирилловым в 1799 году, упоминается, что «оная церковь каменного здания, внутри и снаружи оштукатурена. В оной помост выстлан весь каменными ширинками. Покрыта железом, покрашена оная крыша зелёною краскою… Колокольня каменного здания, покрыта железом, окрашенным зелёною краскою. На ней семь колоколов… и часы немецкие с курантами».

Клировая ведомость о церкви Андреевской села Суково, составленная в 1916 году, сообщает, что она «зданием каменная, с таковою же колокольнею в одной связи, покрыта железом, зданием крепка, под церковью устроена духовая печь для обогрева, по приходу довольно тесна, но расширять не дозволило Археологическое Общество…». В 1909 году рядом со старым зданием была предпринята попытка возвести другой храм, больший по размерам. В 1912 году попытались устроить купол, но он упал, и люди посчитали, что нет благословения Божия на строительство нового храма. Работы были приостановлены, а после революции и вовсе прекращены.

К храму были приписаны два других: Казанский храм в селе Батайки и Богородицерождественский на погосте Кременье. С 1872 года в приходе работала земская школа. По штату к Андреевской церкви были положены священник, диакон, псаломщик и староста.

В разные годы настоятелями Казанского храма были носители наградных священнических фамилий: Введенские, Рождественские, Иоакиманские. В марте 1903 года из соседнего храма Воскресения Словущего в селе Кондрево (в советское время разрушенного до основания) в Суково был переведён священник Василий Веселовский. В 1930 году на уже немолодого священника было открыто уголовное дело по ст.58-10 «контрреволюционная агитация». Показания председателя колхоза в Суково обличают священника в том, что «в день престольного праздника 29 октября отец Василий ходил по домам с молебном». Священник Василий Веселовский был приговорён к высылке в Северный край, по возвращении из которой умер 17 января 1935 года и похоронен на сельском кладбище.

Вторая волна репрессий дала храму в Суково двух новых небесных заступников, новомучеников Церкви Русской. В 1933 году в населённое село из Каширы приехал иеромонах Мефодий (в миру – Николай Михайлович Иванов), бывший насельник Покровского монастыря. После закрытия обители монах был арестован органами ОГПУ и был выслан в Архангельскую область.

По возвращении из ссылки в 1933 году отец Мефодий мог жить только за так называемым «сто первым километром», то есть вне Москвы и ближайших к ней районов. Он поселился в Кашире, где познакомился с верующими людьми. Отец Мефодий совершал тайные монашеские постриги, и вскоре вокруг священнослужителя собралась небольшая монашеская община. В том же 1933 году отец Мефодий был назначен настоятелем Казанского храма села Суково (тогда – Озёрского района), сменив на этой должности священника Василия Веселовского. Вместе отцом Мефодием в село перебралась и его послушница Евфросиния Тимофеева, а затем и остальные. В 1936 году архиепископ Каширский Алексий (Сергеев) произвёл иеромонаха Мефодия в сан игумена.

В Суково отец Мефодий обрёл не только верных единомышленников, но и завистников. Один из служителей храма написал на него донос, и вскоре отец Мефодий был обвинён в организации подпольной монашеской общины в селе Суково. Этот факт и иные дела отца Мефодия, связанные со служением Церкви Христовой, легли в основу второго уголовного дела по ст.58-10 «контрреволюционная агитация». 8 сентября 1937 года игумена Мефодия приговорили к расстрелу, и уже на следующий день приговор был приведён в исполнение на Бутовском полигоне. Постриженицы и послушницы отца Мефодия, также подвизавшиеся в Суково, получили по 10 лет исправительно-трудовых лагерей. Одна из них, преподобномученица Евфросиния Тимофеева, погибшая в Каргопольлаге в 1942 году, так же, как и её духовный отец, была прославлена в лике святых в 2000 году. После расстрела игумена Мефодия церковный староста Степан Волков пытался устроить в храм нового священника, за что впоследствии был также репрессирован.

В конце 1930-х годов Казанский храм был закрыт, со временем разорён и разграблен. В советское время в нём на небольшое время устроили силосную башню, но вскоре сами большевики всё очистили. В 1956 году упал крест с колокольни, и храм был закрыт как аварийное здание и постепенно приходил в руинированное состояние. Совершать регулярные богослужения в храме нет возможности, но на престольные праздники у его стен собираются многие сельчане. В Великую субботу сюда приходят освящать пасхальные яства, в дни Успенского поста – мёд. В летнее время по воскресеньям возле храма совершается молебен и лития об усопших.

В 2015 году Казанский храм вошёл в список Фонда порушенных святынь Московской епархии и в настоящее время ожидает своего восстановления. Ведутся проектные и подготовительные работы, и в ближайшие годы храм снова засияет.